Экспансия туризма? Ретроспективный анализ мировой ходы и перспективы дальнейшего развития

Без преувеличения можно утверждать, что туризм сегодня является не только практикой общественной жизни, но и фактором, влияющим на мировое развитие. Бесконечный туристический водоворот охватил сейчас все страны и континенты мира. С определенными оговорками, но уже сегодня можно смело говорить о рождении путешествующей цивилизации. Ведь большая часть человечества имеет сейчас четкие установки на путешествия, проявляющаяся в появлении довольно специфических потребностей, которые реализуются, как утверждают социологи, только во время путешествий.

В данной статье предлагается определить туризма в современном мире, проанализировать специфику его влияния на социальные и культурные процессы, наметить возможные варианты дальнейшего развития. В полной мере это позволяет осуществить ретроспективный анализ мировой ходы туризма. И прежде всего хотелось бы акцентировать внимание на возникновении этого феномена.

Миф О первом туриста. Бесспорно, путешествия существовали с древних времен и были мотивированы различными факторами. Однако, считаем странными и наивными нынешние попытки отыскать как первого туриста, так и дату первой туристского путешествия. В данном случае, мы исходим из принципиальной установки, что сам туризм, как и туристический бизнес, в современном понимании возникает на определенной стадии общественного развития в лоне Европейской цивилизации.

Как справедливо отмечает по этому поводу известный украинский социолог Николай Шульга, туризм, как социальный феномен является широкомасштабным общественным явлением, которое сформировалось в буржуазном обществе в то время, когда сформировался так называемый средний класс, то есть социальная группа, которая по количеству занимает львиную долю в социальной структуре. Среди условий бытования туризма как современного общественного явления он называет наличие у туристов свободного времени, свободных средств, а также существование у представителей различных социальных групп сложившихся установок на путешествия, познание мира и другие формы поведения, которые реализуются в процессе туров. Все это, продолжает М. Шульга, появляется только на соответствующем уровне развития общества, при определенном состояния его экономики, промышленности, производительных сил и т.д. [1, с. 197]. Как нам известно, соответствующего уровня в некоторых странах Европы было достигнуто в середине XIX века; только с тех пор есть основания утверждать о зарождении туризма и туристической индустрии.

И все же в течение второй половины XIX века туризм был скорее модерновой практикой организации досуга, чем массовым явлением. В то же время, уже в конце XIX века начали замечать, что туризм стремительно шагал миром, влияет на общество и общественные отношения. Например, экономист Торстин Веблен в работе Теория розслабляючогося класса, вышедшая в 1899 году в США, отмечал, что туризм уже успел превратиться в проявление изысканного, рафинированного стиля жизни. По его словам, в то время многие удавалось до туристических путешествий с целью подчеркнуть собственную принадлежность к определенной общественной группы. О том, что туристическая поездка рассматривается в то время в качестве привлекательного образа жизни свидетельствует и художественная литература, где утверждается своеобразный жанр путешествия, изрядно питало интерес к туризму.

Институционализация туризма. Техническая революция конца XIX — начала XX веков и модернизация капитализма вызвали небывалые изменения общественной жизни: усиливается урбанизация, растет доля свободного времени, развивается сфера услуг и тому подобное. Рациональное использование свободного времени выступает как актуальная общественная проблема.

В период между двумя мировыми войнами происходит интернационализация туристских ценностей и расширение социальной базы туризма. Тогда же формируется нормативно-правовая база, образуется ценностно-нормативная основа туризма как массового общественного движения и направления экономической деятельности. Возникают профильные образовательные учреждения, печатаются специализированные периодические издания, учреждаются международные туристские организации. В некоторых странах туризм становится одним из направлений социальной политики государства.

Рекреационный бум. Вторая половина XX века известна многим специалистам как период массового туризма. Правда, массовость была характерна и для межвоенного периода. Другое дело, что с 1950-х годов огромными темпами разворачивается рынок туристических услуг; туристические фирмы возникают в Европе как грибы после дождя. Этому находим несколько объяснений.

Как известно, в 1950-1960-х годах послевоенная Европа находится в небывалом экономическом подъеме. В развитых странах происходит научно-техническая революция; среди ее последствий — очередной рост эффективности общественного труда и повышения благосостояния населения. Оформляется тенденция к формированию постиндустриального общества, сопровождалась непрерывным ростом сферы услуг, в том числе туризма. В 60-х годах XX века, с достижением западным обществом высокого уровня, начали культивироваться гедонистические установки, которые способствовали формированию общества массового потребления. В то же время, развитие транспорта и коммуникаций, с одной стороны, и интеграционные процессы в Европе, с другой, обусловили повышение мобильности человека. Путешествия и отдых становятся приоритетами общественной жизни.

Пляжный отдых превращается в одну распространенных форм проведения отпусков; культивирования так называемых трех S: Sea — Sun -Sand (море — солнце — пляж) — станет определяющей туристической практикой для миллионов людей. По этому поводу известный французский философ Жан Бодрийяр в книге Америка, вышедшей в 1980 году, говоря о пляжном отдыхе в Калифорнии, констатировал появление цивилизации курортного типа. Он пропагандировал ей неутешительную судьбу, поскольку вроде растущее стремление к соответствующему образу жизни и увеличение мест отдыха должны были привести к ее погибшие. В то же время, такой взгляд на туризм свидетельствовал об отнесении его к спектру важнейших системных объектов общества.

Рождение Homo viator. С постепенным утверждением постиндустриальной парадигмы развития, труд как одна из важнейших социальных признаков, стала уступать досугу. По подсчетам западных исследователей, на рубеже 80-90-х годов XX века путешествия в развитых обществах занимали около 40% свободного времени. Тогда же утверждается взгляд, что работа является не только средством к существованию, но и механизмом обеспечения самореализации. Определяющим для социального статуса становится понятие жизненный стиль, объединяющая тип труда, досуга, семейного положения, места жительства и уровня потребления. Это приводит к формированию с 1980-х годов дифференцированной парадигмы потребностей и мотиваций туристов. Соответственно растет разнообразие услуг и специализация предложения. Устоявшиеся три S постепенно вытесняются тремя L: Lore — Landscape — Leisure (национальные традиции — пейзаж — досуг). Отпуск вдали от дома превращается в указанное время на непременную социальную норму. Продолжается процесс интернационализации социальной базы туризма и расширение его географии, происходит дальнейшая стандартизация туристических услуг; туризм экстраполируется в мировые глобальные процессы в качестве мощного фактора развития. С проявления глобализации он превращается в ее фактор.

Туризм и проблемы мирового развития. Трансформировавшись из современной практики организации досуга в важный социальный институт, имеющий собственные институциональные функции, туризм предстает в виде массового социокультурного явления с которым вынуждены считаться национальные правительства, так и международные организации. Необходимость задуматься над ролью туризма в современном мире вызвана и прогнозам его развития на ближайшие десятилетия, которые с уверенностью позволяют говорить о его дальнейшую экспансию.

Специфика нынешней ситуации заключается в том, что туристическая коммуникация и опыт, кроме установления гуманизации отношений между народами (о чем сегодня постоянно говорят), не ограничиваются участниками путешествия; они экстраполируются в значительно шире социальное пространство. Иными словами, туристическая коммуникация, как, собственно, и сама инфраструктура потребления, досуга и развлечений (что все более стандартизированное направления) продуцируют формирования глобального социокультурного пространства, сопровождающееся потерей национальной и культурной идентичности. И все же, эти процессы происходят не в обезличенном среде, а конкретных культурно-исторических сообществах, остаются пестрыми и противоречивыми. Об этом свидетельствует и непрерывный рост государств на мировой арене; пример Косово в этом смысле почти наглядным. В то же время, сама глобализация, как утверждают специалисты, не отрицает многообразие выбора, а общество при этом характеризуется большей индивидуализацией (в данном случае, это демонстрирует и неустанная дифференциация туристского спроса и предложения).

В последние десятилетия наблюдается и стремление местных и региональных сообществ овладеть глобализации путем создания соответствующего социокультурного и национального антуража. Не исключено, что именно в таком контексте следует рассматривать очарование историей, который демонстрирует нынешний европеец. Ведь культа прошлого, как свидетельствует плотность и размах мемориальных практик (появления новых и новых музеев, празднование исторических дат, усилий по сохранению памятников старины и т.д.), в настоящее время заметно вырос — метко замечает Наталья Яковенко. Нельзя не отметить и чрезмерное увлечение различными рейтингами, как выборы семи чудес, наиболее привлекательных по различным критериям городов современного мира, популяризация посещаемых туристических объектов и выдающихся представителей той или иной страны.

Речь идет фактически о том, что экспансия туризма сопровождается коммерционализация всех аспектов общественной жизни, превращая исторические памятники, народные обычаи и праздники, природные ландшафты на туристические аттракции. При этом, еще с 1970-х годов проблемы псевдособытий и имитации подлинности предстают как наиболее актуальные для западных туристов. И все же, трудно отрицать, что нередко подобные мемориальные практики позволяют сохранить местную самобытность, и очередной раз напоминают нам о нашем прошлом.

Очевидно также и то, что организация современного отдыха рассчитана на получение определенных так сказать праздничных впечатлений. Современный человек, повседневную жизнь которой полна хлопот, благодаря многим месяцам напряженного труда приобретет несколько больше, чем туристический продукт. Праздничности туристической поездки предоставляет хотя бы ее обрастания своеобразными, всем известным, ритуалами. В самом общем виде можно выделить ритуалы к путешествию (выбор тура, сборы), во время путешествия (непременные посещение найтуристичниших объектов, фотографирование) и после путешествия (вручение сувениров, показ фотоснимков, обмен впечатлениями). Туристическое путешествие справедливо рассматривается как праздничный период жизни, во время которого размываются некоторые социальные ограничения, а финансовые затраты нередко диктуются иррациональными мотивами. С такой точки зрения туризм можно рассматривать и как одну из форм социального эскапизма, то есть бегства от реальной жизни. А точнее формирования в сознании временного иллюзорного жизни с соответствующим визуальным рядом для различных целевых групп, где внимание акцентировано основном на брендах, что властью зрелищной манипуляции формируют соответствующий образ. Не редко человеком овладевает захвата, она попадает в мир коллективных мечтаний. Хотя нельзя не отметить возможную положительную роль этого явления как варианта снятия социальной напряженности.

Несмотря на указанные угрозы может содержать дальнейшая экспансия туризма, его положительное влияние как средства преодоления социальных, экономических и экологических проблем остается несомненно. При соответствующей социально-философской рефлексии он остается действенным социальным институтом, способным решать глобальные проблемы мирового сообщества.