Индийская философская мысль. Лотос и радуга. Часть1

Субхаш Кекпрофессор, специалист в области компьютерной техники, автор книг «Природа физической реальности» и «Патанджали и познавательная наука. Недавно провел исследование письма Хараппской цивилизации и его связей с письмом брахми.

Работал в Индийском технологическом институте в Дели, в Имперском колледже в Лондоне, в американской научноисследовательской фирме «Белл телефон лабораториз и в Институте фундаментальных исследований им. Таты, а ныне является профессором Университета штата Луизиана в США. В настоящее время занят исследованиями в области нейрокомпьютерной техникиэто новое направление, которое ставит своей задачей создание мощных компьютеров, устроенных наподобие человеческого мозга.

С каждым поколением мы обновляемся. Нам необходимо помнить свое прошлое, быть с ним в ладу и преодолевать в случае нужды. Наша коллективная память не должна быть отрывочной, ибо в ней можно найти ключи к разгадке подспудных закономерностей. Наряду со славными страницами истории нам следует помнить о бедах и несчастьях. В прошлом эту роль брали на себя поэты, а ныне наследие должны сохранять наши учителя. Забывчивость опасна, спросите у любого, страдающего амнезией.

В истории было множество побежденных и порабощенных народов. Одни терпели внезапный крах, другие постепенно шли к упадку. Одни склонялись перед силой оружия, других разлагали внутренние противоречия. Большинство не обращало внимания на ход событий, отказывалось видеть симптомы и не в состоянии было понять язык соперника. Они забывали свое прошлое, а категории их косного мировоззрения втискивали в ложную структуру события, вызывавшие сумятицу и паралич. Горстки испанских авантюристов поработили ацтеков и инков. Американские индейцы не поняли природы европейского государства и прочих его категорий.

К могучим цивилизациям древних Египта, Греции и Рима смерть подкралась исподволь. Европа, лишь попытавшись возродить греческую науку и римское право, очнулась от долгого забытья своего мрачного средневековья. Однако воскресить дух погибшей цивилизации всегда трудно, как свидетельствуют продолжавшиеся в Европе до недавних времен гонения на евреев и другие меньшинства. А культура столь призрачна, что, когда к порабощенным народам приходило освобождение, они обычно отрекались от своего наследия.

Идеи обладают могучей освободительной силой, но идеология способна и сковать творческие возможности народа. Это особенно заметно, когда встречаются две несхожие цивилизации. Япония обратилась к изучению иного после реставрации Мэйдзи. Запад же пренебрег языком и символикой японцев. Это различие делает борьбу, развернувшуюся между Японией и Америкой, особенно захватывающей. Обычно ее представляют как борьбу за первенство в науке и технике. На самом деле это незначительная сторона состязания, поскольку и в применении устоявшихся технологий у японцев дела идут лучше. Подобно ацтекам времен Монтесумы, американцы не научились понимать язык своего соперника и потому выглядят грубыми неумехами.

Традиция складывается и развивается только при существовании плотной образовательной среды, которая не только подстраивается под новые поколения, но еще и постоянно толкует традиции соперничающих народов. Система образования в Индии, как представляется, снабжена для такой роли негодными средствами. Она стала олицетворением застывшей структуры. Программы обучения, а также вся организация нуждаются в коренных преобразованиях, ибо структура выражает мировоззрение.

Лотос издавна служит в Индии символом знаний и учености. Этот лотос необходимо изучить не только в контексте нашего общественного сада, но и в его отношении к радуге других традиций.

Восток и Запад, азиат и европеец, индиец и турок, горожанин и кочевникпредставления одного никогда не формировались через отображение другого. Сознание веками было обращено только на себя и определялось иными ограничительными категориями, такими, как секта и язык.

В действительности такие представления всегда неточны, ибо человек не может надеяться познать внутреннее в отношении к внешнему, пока это внешнее не определено. Внешнее не бывает постоянным, изменяется и внутреннее. Самое большое, на что мы способны, — это изучать закономерности перемен, регистрировать смещение границ и подмечать редкие странности метаморфоз. Так учит история.

Обратимся к народам. Широкое течение событий можно рассматривать как цепь возникающих проблем и ответных реакций. Всякая проблема, которая может быть внутренней или внешней, является в свою очередь реакцией на предшествующие обстоятельства. Переплетение этих событий не есть гобелен с заранее намеченными узорами: личности, вооруженные идеями и наделенные сильной волей, способны вносить определенные изменения.

К тому же каждый народ видит в своей судьбе некую особенность, концепцию, сложившуюся под влиянием его истории и культуры. Индия, Персия, Китай, Рим, Британиявсе они были империями. Однако Индия в известном смысле уникальна: она всегда испытывала потребность к распространению своей общечеловеческой идеи Вечного Закона, и значительная доля ее усилий в пору творческих взлетов употреблялась именно на это.

В давние времена философия и мировоззрение Индии восторжествовали в Китае, Японии и ЮгоВосточной Азии. В Китае и Японии этому способствовали блестящие светские учения Лаоцзы и Конфуция. Заметное влияние философская мысль Индии оказала и на Запад. Существуют веские доводы в пользу предположения, что расцвет греческой философии явился результатом проникновения идей из Индии, а связующим звеном в этом процессе послужила Персия.

Данное предположение основано прежде всего на том факте, что в Индии упомянутые идеи возникли раньше, однако, в сущности, нельзя исключить и возможность их независимого развития на почве общего индоевропейского наследия. Более поздние греческие историки действительно говорят о присутствии в Афинах времен Сократа просвещенных индийцев. Пифагор преподавал религиозные, философские и математические теории, которые были уже широко известны в Индии.

Подобно джайнам и буддистам, пифагорейцы соблюдали непричинение вреда живым существам и проповедовали вегетарианство, а также иные запреты в употреблении пищи.